Юрий Гришко: скульптор из Липецка

(Фото Дениса Нечаева, Владимира Фарафонова)
В мае-июне 2010 года в Липецке состоялась юбилейная выставка произведений Юрия Дмитриевича Гришко, народного художника России, действительного члена Российской академии художеств, посвященная 75-летию скульптора.
 
Юрий Дмитриевич Гришко

Братья А.П. и С.П. Ткачевы. Из цикла «Мастера РАХ». 2007. Бронза


Главный директор Императорской академии художеств Иван Шувалов.

2007. Бронза, гранит


Экспозиция, представляющая полувековой творческий путь мастера, была развернута в просторном зале Центра изобразительных искусств. Ее насыщенность приближала зрителя к атмосфере мастерской Ю.Д. Гришко, густонаселенной его персонажами и отображающей творческую жизнь мастера. А жизнь его была наполнена судьбоносными событиями и встречами с людьми, сказавшимися в его искусстве, в созданных им скульптурных портретах и композициях.
Экспозиция, смонтированная в едином пространстве, с помощью цветных фонов разделялась на зоны, группирующие скульптуру по хронологии, темам, пластическим свойствам. Она включала в себя работы, выполненные в разных материалах, различных масштабов, и обладала, как зрелищно-эстетическими качествами, так и познавательными – зрители с большим интересом встречались с образами исторических личностей и своих современников, нередко лично знакомых. Выставка произведений Юрия Гришко стала значительным событием культуры.

Скульптор Юрий Дмитриевич Гришко удерживает внимание критиков и зрителей на протяжении всей своей деятельности. За это время не раз меняло направление искусство, другими стали жизнь и государство, а творчество Гришко, чуждое эффектности, равнодушное к моде, верное традициям реалистической школы, все также актуально. Как человек необычайно органичный, скульптор еще в годы молодости пришел к выводу: залог индивидуальности художника – его искренность и профессиональная состоятельность. В его лексиконе отсутствуют слова «вдохновение», «страсть», он предпочитает – «желание работать», «любовь к профессии». Так скромно он называет тот азарт, с которым овладевал ремеслом, с которым всю жизнь трудился, отстаивал свои принципы. Не претендуя на открытие нового, он нашел собственную стилистическую манеру, достиг высокого мастерства.



Поэт А. Пушкин. 1999. Бронза, камень

Президент Российской академии художеств З.К. Церетели

Из цикла «Мастера РАХ». 2006. Бронза


Л.Н. Толстой. 1991. Медь сварная.

Липецкий областной краеведческий музей


Наиболее полно и ярко творческая суть Юрия Гришко реализуется в пластике малых форм, в небольшого размера портретных фигурных композициях. Для скульптора, наделенного острой наблюдательностью, метафорическим видением формы и образа, главный интерес представляет уникальность человека. Гришко так увлечен поиском и анализом особенного в людях, что похож на страстного коллекционера человеческих типов. Кажется, для него не существует некрасивого: неповторимость уже есть для него предмет любования. Быть может, это и объясняет стремление Гришко к камерности, интимности трактовки образов. Ему претят высокопарность и крайние проявления чувств. Он показывает человека в наиболее присущем ему состоянии, отбирая и заостряя характерные, подчас едва уловимые, пластические признаки, раскрывающие психологию и даже судьбу персонажа. В произведениях Гришко всегда присутствует чувство меры и вкуса. А мерило – его собственное «я», проявленное в скульптуре также самобытно. Образ автора явственно просматривается в произведениях. И главные черты его – увлеченность моделью и замыслом, доброжелательность, способность радоваться красоте и восхищаться достоинствами человека. И еще – стремление подарить свои открытия, желание быть понятым, его откровенность, просвечивающая порой сквозь лукавство, его одаренность и поэтичность. Он вкладывает в свои произведения любовь к настоящей, не рафинированной, жизни. Он – земной человек, приводящий в мир своего искусства реальность, увиденную по-своему.

В 1958 году выпускник Саратовского художественного училища Юрий Гришко, отслужив в Советской Армии, приехал на работу в Липецк. И с тех пор ни разу не пожалел об этом. Здесь он нашел близких по духу, таких же неопытных, но энергичных коллег. На их поколении сказалась эпоха «оттепели», с ее энтузиазмом, жаждой деятельности, обновления. Искусство освобождалось от рутины и фальши предыдущего периода, устремлялось к правде, искало новый пластический язык.
Тогда же была учреждена система зональных выставок, призванная разбудить и поднять художественную жизнь провинции. Выставкомы состояли из столичных мастеров, бывших не столько судьями, сколько доброжелательными наставниками.  Такую же роль играли Дома творчества, где молодым помогали талантливые профессионалы. Благодаря этому наладились прямые контакты Ю. Гришко и его товарищей с блистательной плеядой московских художников-шестидесятников. Н. Лавинский, И. Блюмель, Д. Шаховской, А. Древин, Д. Митлянский, А. Пологова – в кругу этих мастеров, с их помощью открывался у Гришко принципиально новый взгляд на искусство пластики. Он узнавал о таких основополагающих понятиях, как «объем в пространстве», «весовые отношения», «конструкция», «пластическое решение». Для него это была неоценимая школа, восполнявшая пробелы училищного образования, подводившая крепкий фундамент, на котором и выросло его творчество. Жизнь счастливо связала его теплой дружбой со скульпторами Ю. Александровым, Ю. Черновым, О. Комовым, также принявшими участие в его творческой судьбе.
Стараниями Гришко и его единомышленников в Липецке образовалась благотворная среда, где уживались товарищество и соперничество, где радовались успеху друг друга и безоглядно критиковали, ниспровергали устаревшие формы и экспериментировали. Этот накал поддерживал тонус Липецкого Союза художников не одно десятилетие и вывел его в число коллективов, наиболее радикальных в формальных высказываниях. Рабочая атмосфера города-новостройки, центра металлургии соответствовала творческой направленности молодых художников. Герои «сурового стиля» – люди нелегких профессий – строители, сталевары составляли большую часть городского населения.
Становление скульптора происходило стремительно. Уже в 1962 году он впервые участвует во Всесоюзной выставке молодых художников и становится лауреатом премии ЦК ВЛКСМ за скульптурную композицию «Проба чугуна». Эта работа и теперь кажется интересной – нестандартное построение, острый силуэт, динамика, контрасты величин, – а тогда она поражала новизной и смелостью.


Диалог с юбиляром. А.Г. Акритас и В.С. Сорокин.

Из цикла «Мастера РАХ». 2006. Бронза.  


Проба чугуна. 2004. Медь
 
Лена Старик. 1999. Бронза


Как и многие советские художники, Гришко отдал дань «суровому реализму», с монументализацией, лаконизмом, серьезностью гражданственной темы. Но художническое естество Гришко инстинктивно сопротивлялось условности. Умозрительные персонажи не были ему близки. Скульптора интересовал живой человек, и он искал способ рассказать о нем правдиво и убедительно.
До конца 1980-х годов имя Юрия Гришко было прочно связано с темой рабочего класса. Он возглавлял творческую группу, работавшую на Новолипецком металлургическом комбинате. Гигантские пространства цехов, мощь доменных печей, стихия расплавленного металла, с которой сражались люди… Заводская натура вдохновляла художников, они работали прямо в цехах, стремясь запечатлеть в этюдах подлинность ощущений. Скульптор был увлечен как темой, так и сложной задачей: выразить уважение к труду рабочего, подчеркнуть его социальную значимость и раскрыть внутренний мир человека. Наиболее подходящим для этого был жанр портрета и портретной композиции. Его героев роднило, пожалуй, одно – чувство собственного достоинства. Под негнущимися защитными одеждами, в которых они выглядели крупнее, чем были в действительности, художник видел людей из крови и плоти. Он позволял своим персонажам испытывать обыкновенные человеческие эмоции, думать о своем, иметь личную жизнь. В рамках этой темы художник создал целую галерею портретов, объединивших персональные и типические черты рабочего человека 60-80-х годов двадцатого столетия.
Юрий Гришко никогда не ограничивал себя только одной темой. Он  одновременно делал портреты членов семьи, друзей, коллег, деятелей культуры и искусства, героев войны и революции. И каждая работа требовала специального подхода. Он не допускал клише, находя в каждом случае особое решение, накапливая тем самым арсенал выразительных средств и профессиональных приемов. Скульптор обращался к разным материалам и техникам, но особенно часто работал со сварной медью, дающей грубоватую, сермяжную поверхность. Ряд замечательных произведений  исполнен в технике выколотки (алюминий и медь), обязывающей к обобщению, а, следовательно, к отточенности формального высказывания. Портрет Г.Л. Ротенберга (1967) отличается психологической глубиной, выраженной на редкость скупыми средствами: цельность поколенной фигуры, сцепленные за спиной руки, спина, легкое движение головы – говорят достаточно о прожитой человеком жизни. В работе «Поэтесса» (1970) вдохновенная отрешенность героини, музыкальность стиха переданы текучестью  замкнутого объема, графичностью рифмованных линий, чистотой абриса. В композиции «Сюзанна с куклой» (1975) форма остро очерченная, упругая, раскрытая пространству. А в портрете «Моя жена Марья» (1976), трогательном кротостью и неизъяснимой нежностью, скульптор заставляет по-другому звучать сварную медь, местами до глянца сглаживая шершавую фактуру. Среди этих довольно крупных станковых работ появляются вещи небольшого размера. Интересна своей непринужденностью и настроем композиция «В прокатном цехе» (1977): фигуры молодых рабочих развернуты в противоположные стороны, лица парней – обращены друг к другу.  Работа носит жанровый характер, окрашена улыбкой автора.
В 1970-е годы Юрий Гришко – сложившийся мастер, известный в российском искусстве. Несмотря на это художник продолжает жадно учиться. На выставкомах всех рангов, где он бессменно работает многие годы, на крупных выставках, в мастерских московских коллег он чутко улавливает свежие тенденции и творчески претворяет все новое,  обогащая и совершенствуя свое формально-пластическое мышление. Гришко с упоением работает в станковой и монументальной пластике, осваивает дерево и создает в нем замечательные работы, проявляя присущее ему чувствование материала. Из его мастерской выходят проникновенные портреты. Художник будто открывает закон гармонии, по которому природа создавала именно этого человека, и берет этот закон на вооружение – изваянные лица притягивают созвучием черт и своей единственностью. Не увлекаясь передачей мимики, автор выявляет сокровенное в своем герое. К одному из лучших в творчестве Гришко принадлежит портрет Оли Ачкасовой (1981) – трепетный образ молодой женщины, словно прислушивающейся к своим чувствам.
Но художника все больше привлекает пластика малых форм. «Моя душа, – говорит Юрий Гришко, – в камерной скульптуре. В ней можно выразить все, что меня волнует». И на раннем этапе  его творчества казалось, что ему не достаточно только головного портрета, часто он отдавал предпочтение поясному или поколенному изображению, ценя пластическое своеобразие фигуры. Он хотел, как можно больше, сказать о человеке и ставил перед собой наиболее интересные творческие цели: «Скульптору нужно знать, как человек двигается в пространстве, как сидит, стоит, жестикулирует, нужно уловить его манеры, подметить в человеке его наиболее характерное внутреннее состояние». Великолепная станковая работа «Наташа с домрой» (1984) полностью отвечает поставленным задачам: устало опущенная рука девочки, окончившей игру и внимающей отзвучавшей музыке, ее подростковая нескладность – все служит художнику для выявления разнообразных оттенков в состоянии героини.
И все-таки малая скульптура требовала еще большей проницательности, еще более строгого отсева случайного и концентрации сущностного. И Гришко добивается того, что фигура становится полноценным портретом, пластическим знаком конкретной личности, узнаваемой уже по одному силуэту. И в его станковой скульптуре, и в камерной пластике большое значение имеют все ракурсы обзора:  поворот лишь на несколько градусов дополняет образ чем-то малоприметным, но личностным и неоднозначным в прочтении. Художник трудится много и плодотворно, но его композиционные приемы  кажутся неисчерпаемыми, он разнообразит их включением атрибутов, элементов интерьера, вносящих добавочную информацию о персонаже. При строгой архитектоничности произведения Гришко оставляют ощущение непринужденности и легкости сотворения. Он работает свободно, артистично.
У скульптора никогда не было проблем с выбором темы. Полный интереса к жизни, он находит идеи повсюду. Новое время не застает его врасплох и не вынуждает менять курс. За последние два десятилетия он делает несколько значительных серий – «Актерская тема», «Деятели культуры России», «Художники России», «Мастера Российской академии художеств». Портретировать художника сложно вдвойне: необходимо выразить и его человеческую сущность, и творческий темперамент, особенности дарования. Гришко придумывает остроумный прием – изображать героя рядом с его творением и даже с персонажем его произведения, который становится участником действа. Эти пространственные композиции, нередко состоящие из нескольких частей – предметов, фигур, подобны театральной мизансцене: «В. Серов», «И. Левитан» (2008), «К. Коровин и Ф. Шаляпин» (2000) и другие. Повествовательность этих композиций оправдана талантливостью рассказчика и игровой интригой. Создавая образы мастеров прошлого, Гришко досконально изучает их творчество, историческую эпоху, портретные изображения, костюмы, документы. Не менее интересны работы о художниках-современниках. В композиции, посвященной З.К. Церетели (2007), он помещает фигуру на ступенчатый пьедестал, над которым возвышается триумфальная арка, украшенная рельефными цветами и увенчанная яблоком. Стиль рельефа ассоциируется с густой живописью, а яблоко напоминает об известной символической скульптуре Церетели.  Здесь избыточность средств сама по себе является средством выражения мощной творческой энергии героя.
В жизни скульптора Гришко всегда большое значение имела семья. Его отношение к близким отражены в серии «Эскизы к семейному портрету». С теплыми и благодарными чувствами он работает над образами жены, матери, бабушки, тети. Не скрывая отцовской любви, изображает сыновей. Бережно сохраняет в скульптуре этапы взросления внуков. Он с удовольствием лепит детей, наслаждаясь их непосредственностью, доверчивостью, точно схватывая характер, пропорции, движения. Примером могут служить удивительно достоверные портрет и фигурка Лены Голиковой (2009).
Особая глава в творчестве Гришко посвящена женщине. Он создает множество женских портретов, фигурных композиций, обнаженных… Они пленяют самоценной красотой, обаянием женственности, прелестью юности. Строгие, одухотворенные, раскованные, кокетливые – художник с безупречным вкусом и тактом запечатлевает их в скульптуре.
На территории Липецкой области установлены десятки монументальных произведений Ю.Д. Гришко, связанных со значительными вехами в истории страны и края, с личностями выдающихся земляков. И в них скульптор основывается, прежде всего, на психологических свойствах персонажа. Таковы памятники М.М. Пришвину, И.А. Бунину, А.С. Пушкину, Л.Н. Толстому.
Гришко всем сердцем принадлежит искусству – неустанный труженик, горячий пропагандист, участливый и щедрый наставник, восторженный поклонник чужого таланта. Более 50 лет каждый день, в положенный час, Юрий Дмитриевич Гришко приходит в свою мастерскую, потому что ему радостно работать, и потому что для него нет ничего интересней, чем  размышлять и рассказывать о человеке.

Татьяна Нечаева,
искусствовед,
член-корреспондент Российской академии художеств

 

Яндекс.Метрика